?

Log in

Что-то вроде "визитной карточки". Дабы ведал народ, к кому в журнал зашел ;-)

Horse+



А сие мой кошелечек на Яндекс-деньгах: 410011014949209
Кто копеечку кинет, тому низкий поклон. Ибо всякое даяние есть благо, а рука дающего не оскудеет. Тем паче что все эти средства идут на богоугодные дела. Особенно сие касаемо авторов, кои хотят, чтоб об их творчестве было что-то написано (если это не запланированное чение).

По нечаянной наводке уважаемого Василия Владимирского заинтересовался романом Евгения Водолазкина "Лавр", как-то проскочившим мимо моего внимания (а я люблю такого рода сочинения). Раздобыл себе его, а пока суть да дело, прочел книгу из того же ряда "Современный патерик" Майи Кучерской, тоже в свое время наделавшую шума. Что сказать? Понятно, почему оное сочинение было сожжено некими неистовыми верующими, ибо антиклерикальным духом так и веет от него. Однако огульно отрицать и хаять книгу было бы неправомерно. Ибо это Большая Литература. Не все так просто здесь с критикой церкви. Иные страницы написаны с такой экспрессией, что вымысел вышибает слезу и сразу хочется сделать что-то доброе, полезное, возвышенное. Так что понятно и то, почему ей дали Бунинскую премию. Весьма сильно здесь влияние Лескова, иные страницы - прямой интертекст с сочинениями автора "Соборян" и "Скомороха Памфалона".

Метки:

Salve!

Чёрный Игорь Витальевич (псевдоним Андрей Чернецов), родился 7 сентября 1964 г. в г. Харькове. В 1971 г. пошел в 1-й класс средней школы № 103 г. Харькова, а в 1981 г. закончил ее. В августе 1981 г. поступил на филологический факультет Харьковского государственного педагогического института им. Г. С. Сковороды (отделение русского языка и литературы) и в июне 1985 г. окончил полный курс указанного высшего учебного заведения, получив специальность «учитель русского языка и литературы». С ноября 1985 года по июнь 1987 года служил в Вооруженных Силах СССР, в городах Свердловск и Вологда.
В октябре 1987 г. поступил в стационарную аспирантуру ХГПИ им. Г. С. Сковороды по кафедре русской и зарубежной литературы. В марте 1990 г. досрочно закончил аспирантуру, защитив кандидатскую диссертацию на тему: «Исторический роман М.Н. Загоскина». Работал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом кафедры русской и зарубежной литературы Харьковского государственного педагогического института им. Г.С.Сковороды (ныне Харьковский национальный педагогический университет).

В сентябре 1994 г. перевелся на кафедру истории Украины и культуры (впоследствии кафедра украиноведения, кафедра истории государственности Украины и украиноведения, затем реорганизована в кафедру гуманитарных и экономических дисциплин, сейчас вновь кафедра украиноведения) Университета внутренних дел МВД Украины (г. Харьков) (сейчас Харьковский национальный университет внутренних дел), которую возглавил в июле 2013 г. Поступил на службу в органы внутренних дел, дослужился до специального звания "полковник милиции", в декабре 2014 года вышел в отставку по возрасту (на пенсию). В апреле 1998 г. защитил докторскую диссертацию на тему: «Творчество Н.В. Кукольника и русская литература 1830-х — 1840-х годов». В апреле 2002 г. получил ученое звание профессора. Руководит научной работой соискателей. Под его научным руководством защищены 3 кандидатские диссертации. Член Союза Писателей России (с 2005 г.), член Национального союза журналистов Украины (с 2017).
Является автором 27 фантастических романов, а также в более 200 научных, методических и литературно-критических работ, посвященных истории русской литературы XIX века, современной русской фантастической прозе.
Лауреат жанровых премий "Серебряный кадуцей" МФФ "Звездный мост-2001", "Золотой Роскон" (2002), "Серебряный Роскон" (2004), "Чаша Бастиона" (2006), "Хлёсткий критик" (2010), Премии "Золотая осень" имени С.Есенина Московского городского отделения Союза писателей России (2013).

Обвиненную в убийстве полуторасталетней давности Бабу-ягу вызывают на международный суд в Нюрнберг, грозясь сжечь эксперта-криминалиста лукошкинской милиции на костре. Понятное дело, что сыскной воевода царя Гороха Никита Ивашов своих в обиду не дает. И вот вся опергруппа выезжает в Европу, чтобы отстоять честь мундира. Все бы ничего, да как на грех увязался вместе с ними зловредный дьяк Филимон Груздев. Что-то выйдет из этого заграничного турне?..       
Вот, казалось бы, что можно нового написать об одних и тех же героях в десятой (!) по счету книге об их приключениях? Все уже говорено-переговорено, все скелеты из всех шкафов вытащены, все окрестности вокруг да около места обитания героев истоптаны. Но Белянин на то и мастер жанра, чтобы каждый раз приятно удивлять своих поклонников чем-то необычным. В романе «Взять живым мертвого» он верен этому принципу.
Перед нами произведение, написанное в излюбленной манере астраханского писателя-фантаста. Это пастиш, своего рода попурри на темы всем известных западноевропейских сказок. Герои, отправившиеся в дальнее путешествие, встречают на своем пути всевозможных сказочных персонажей и то ли помогают им, то ли, наоборот, сражаются с ними, потихоньку продвигаясь к намеченной цели. Интересно, что Ивашов и его команда движутся по маршруту, «наезженному до них» самим Беляниным. Это и любимая фантастом Варшава, и чешский городок Крумлов, и немецкий Фрайбург. Каждое из этих мест имеет свои легенды, сказания и связанных с ними волшебных персонажей, которые и оживают на страницах белянинской книги.
За сказкой слышен определенный «намек», делающий книгу остросовременной. И это также характерно для творчества Белянина, который всегда живо откликается на злобу дня сегодняшнего. Возможно, иногда он резковат и прямолинеен, а остроты, отпускаемые им по адресу легко узнаваемого противника, порой бьют ниже пояса, но в целом полемика не опускается до базарных разборок.
Главными действующими лицами в этой части цикла оказались младший помощник сыскного воеводы Митяй и дьяк Филимон Груздев, немного оттеснив занятого легкими семейными проблемами Никиту Ивашова и озадаченную мрачными перспективами быть зажаренной на костре Бабу-ягу. Их перепалки-перебранки да едва ли не кулачные стычки заметно оживляют повествование, да и в сюжетных перипетиях эта парочка также играет ключевые роли. Из второстепенных же персонажей очень колоритными вышли азартный водяной, бабушка варшавского черта Смолюха и Черная баронесса из Шварцвальда.
Достойное продолжение знаменитого юмористического детективно-фэнтезийного цикла, доказывающее, что порох в пороховницах автора еще далеко не иссяк.

Старый друг

Читаю новый роман Андрея Белянина, любезно присланный мне автором. Очередной, десятый (!!!) в цикле "Тайный сыск царя Гороха". Называется интригующе "Взять живым мертвого".

Метки:

"Конг: Остров черепа"

Посмотрел давеча фильм "Конг: Остров черепа". В хорошем качестве, но с "глухим" звуком (явно рассчитано на стереосистему). Что сказать? Не впечатлен. Да, хорошая графика, приличные актеры (хотя Джессика Ленг, мне нравилась больше). Но есть ощущение вторичности и явной "ненатуральности" происходящего. Практически не сочувствуешь гибнущим людям, к которым просто не успеваешь "привыкнуть". Только познакомишься с персонажем, только начинаешь вникать в его жизненную историю и позицию, а его "ам", и съели. Монстры, противостоящие Конгу, какие-то ненатуральные. Нет бы, чтоб какого-нибудь трицератопса или тираннозавра на обезьяну натравить. Так какое-то жуткое дьявольское двуногое и хвостатое отродье из недр земли вылезает. Право, старые и чуть-чуть наивные версии "Кинг-Конга" были на порядок лучше. Из всех монстров мне больше всего понравился ископаемый бык. Симпатяга :-)

Фото Андрея Чернецова.
Узнав от кота Баюна тайну Кощеевой смерти, княжич Иван и Серый Волк Яромир отправляются на остров Буян. Кощей Бессмертный, желая во что бы то ни стало помешать их миссии, отряжает по следам лихой парочки самую отъявленную и отборную нечисть. Сам же в это время готовится к последнему и решительному натиску на Русь, созывая под свои знамена нежить со всех концов света белого (или все-таки темного?).       
Иногда бывает, что, начав писать какой-то цикл, автор вдруг отвлекается на что-то другое и то ли вовсе забывает о незавершенном сюжете, то ли возвращается к нему спустя какое-то время. Например, между выходом «Преданий старины глубокой» и «Былин сего времени» прошло более десяти лет, так что написание Александром Рудазовым трилогии, основанной на древнерусском фольклоре, изрядно затянулось. Неведомо, как долгая разлука с забавной парочкой главных героев была воспринята читателем, но для самого фантаста она, несомненно, пошла на пользу.
Прежде всего, стал увереннее авторский стиль. Он приобрел легкость, отточенную Рудазовым на двух мега-сериалах, основанных, как и «древнерусский», на мифологии. Шутки-прибаутки, которыми обильно уснащен текст, у романиста стали изящными и непринужденными, притом автору практически никогда не изменяет чувство вкуса и меры, отсутствием которых порой грешат иные (особенно начинающие) сочинители юмористической фантастики. Некоторый схематизм и «рваность» сюжета, присущие первой книге, уступили место логике, продуманности и психологической мотивировке тех или иных поступков героев и второстепенных персонажей. Кстати, эти «второстепенные» иногда затмевают основных героев. Тот же кот-матершинник Баюн, держащий на себе немалую часть повествования. 
Рудазов поставил перед собой непростую задачу переплавить основные сюжеты русского и (отчасти) мирового фольклора в этакий единый сюжет, где «мирно» соседствуют Кощей Бессмертный и Очокочи, русалки с водяными и гномы с псоглавцами, Иван-дурак и Бова-королевич, где в условный рубеж XII-XIII веков проникают отголоски истории о Золушке из века XVII. Возможно, еще десять лет назад писатель и не справился бы с подобным. Но теперь у него получилось довольно здорово. Надеемся, что очередная разлука с героями цикла не будет долгой, и вскоре мы таки получим завершение истории.       
Веселая сказка, где ложь соединилась с былью и где есть немало намеков и уроков добрым молодцам и красным девам.
Молодой воин Абдул аль-Хазред во время военного похода спасает халифа от плена и бесчестия. В награду повелитель
правоверных дает юноше таинственную пластину с непонятными письменами и чудо-меч, открывающий путь в иные реальности. А хранитель дворцовой библиотеки, ставший наставником парня, преподносит ученику старинную лампу, позволяющую видеть невидимое и читать нечитаемое. Вооружившись этими артефактами, аль-Хазред начинает полное опасностей путешествие в мир жутких чудищ, издревле облюбовавших Землю в качестве полигона для каких-то зловещих экспериментов.
Похоже, «Альфа-книга» решила запустить новый проект. На сей раз по миру Говарда Лавкрафта. И открыла его ничем иным как... «Некрономиконом» – легендарной книгой, якобы написанной безумным средневековым магом Абдул аль-Хазредом. Неплохой маркетинговый ход, могущий привлечь к проекту и конкретно этому изданию множество читателей. Если бы не одно «но».
Дело в том, что перед нами обычная литературная мистификация, поскольку «Некрономикон» выдумка самого Лавкрафта и оригинала с этим названием не существует. Изданное «Альфа-книгой» произведение написал российский автор, имя которого указано мелкими буквами в копирайте. Да и указания, что это перевод, в выходных данных нет. «Шепот ночных демонов» – это не столько сам «Некрономикон», сколько история его создания, а также попытка реконструировать биографию «автора» зверь-книги, Абдула аль-Хазреда.
В принципе, автору удалось создать такой себе приквел к истории, рассказанной некогда великим Лавкрафтом. Видно, что писатель достаточно хорошо изучил первоисточник, а также эпоху «написания» «Некрономикона», потому как повествование его получилось более-менее исторически достоверным. Удачно выполнена стилизация под средневековую восточную прозу, хотя видно, что таки писалось это не мусульманином (уж больно нечасто поминаются Аллах и Пророк его). И вообще, «Шепот ночных демонов» больше напоминает сказки «Тысячи и одной ночи», чем сочинения Лавкрафта. С той лишь разницей, что здесь присутствуют пространные авторские отступления на эзотерические темы, которых в средневековых сказках нет. Чувствуется, что писатель уже изрядно набил руку на сочинении подобных текстов. Но уж больно они туманны и, откровенно говоря, скучны.
Небезуспешная попытка написать предысторию известного литературного сюжета.

Концерт по заявкам

Устроил для себя вчера "концерт" классической музыки. Слушал арии из "Пиковой дамы" Чайковского, "Снегурочки" Римского-Корсакова. С удивлением обнаружил, что песню Леля "Туча со громом сговаривалась", оказывается, исполняют и мужчины! Прослушал её в исполнении великой Ирины Архиповой и Владимира Магомадова. Сначала не поверил, что поет парень. Погуглил. Узнал, что он служит в Большом и обладает контратенором. Занятно.

Наука без границ

Только что вернулся с научной конференции, которая проходила в Харьковской духовной семинарии (на территории Свято-Покровского мужского монастыря). Участвовал в работе секции № 4, посвященной церковному искусству (церковной музыке, живописи, литературе). Поначалу чувствовал себя как слон, забравшийся в посудную лавку. Особенно на торжественном открытии конференции, где в зале собралось много представителей духовенства. Да и на секции, заседание которой я открывал своим докладом "Египетский плен и Исход в изображении В.И.Крыжановской-Рочестер", тоже поначалу было неловко. Как я понял, собрался кружок единомышленников, так или иначе причастных к церковной музыке (особенно храмовым песнопениям). И тут я со своим докладом о книгах, где, мягко сказать, автор не шибко лестно отзывается о персонажах Ветхого Завета. Но ничего, живо обсудили. Потом начались уже более ожидаемые аудиторией доклады. Руководил секцией молодой священник о. Федор Воскобойников, весь словно сотканный из добра и света. Понравился доклад и его супруги, матушки Юлии, посвященный особенностям жизнебытия церковных хоров. Затем выступили семинаристы, также зачитавшие довольно дельные сообщения (о фильме "Risen" - Василия Борисенко; о допустимости использования музыкальных инструментов в православном богослужении - Владимира Кириллова; о музыке Рахманинова и Свиридова - Валентина Семенюка). Работа конференции прерывалась на экскурсию в Церковно-исторический музей, кофе-брейк и обед. В общем, мне таки понравилось, хоть и повторюсь, необычно
Единственная дочь и наследница императора Всероссийского Николая III, Екатерина, переживает любовную драму. Чтобы отомстить вероломному возлюбленному, отдавшему предпочтение другой, девушка соглашается на участие в телевизионном реалити-шоу, в финале которого она должна будет выбрать себе мужа. Но что делать, если ни один из пяти отобранных для участия в проекте женихов не трогает её сердце, которое трепещет при взгляде на парня из съемочной группы?      
Роман Анны Пейчевой «Великая княжна. Live» написан в редком для романтической фантастики жанре Альтернативной Истории, да еще и в его утопической разновидности. Перед нами предстает Российская империя образца 2013 года, в которой не было Октября 1917. Ленин устроил социалистическую революцию в Швейцарии, и теперь эта страна, некогда бывшая всемирным банкиром, утопает в нищете. Россия же стала первой в мире по всем параметрам - от науки и техники до социальных стандартов.
Зачем понадобилось автору помещать лавстори в такое причудливое обрамление, кто знает. Но выглядит это все со стороны как-то ненатурально, походя на старую голливудскую комедию. Всенародно любимая династия Романовых, отмечающая свое 400-летие, буквально прозябает в нищете, поскольку из года в год урезается бюджет на ее содержание. Вот и приходится императору и наследнице в свободное от управления страной время зарабатывать на хлеб насущный на заводе. Прямо как король Матиуш I в бессмертной книге Корчака.   
Если не зацикливаться на альтернативно-историческом антураже, то в целом книга получилась довольно милой и приятной. Умная красавица-героиня, ее симпатичные родственники, неудачливая интриганка, строящая безобидные козни, в общем-то, нормальные женихи (естественно, в семье не без урода). И все это в форме беллетризованного сценария реалити-шоу «Холостяк» (вернее, «Холостячка»), столь любимого представительницами прекрасного пола. Понятно, что практически с самого начала финал можно предугадать. И все равно продолжаешь следить за ходом сюжета, в котором то о необыкновенной скатерти-самобранке расскажут, то об «умных домах», то о чудо-автомобиле, то о том, что за морем-океаном делается.       
Любопытная, хоть и небесспорная попытка освоить жанр Альтернативной Истории с помощью художественных средств романтической фантастики. 
Взял большое интервью у Андрея Белянина для "Мира Фантастики". Очень хорошо поговорили. Рекомендую всем почитателям творчества Андрея Олеговича. Даст Бог, появится в июньском номере, который выйдет в мае.
Только что вернулся с пасхальной службы, что была в нашем храме св. Виктора, с настоятелем которого, отцом Виктором (Бурбелой) мы дружны (он окормляет и нашу университетскую общину). Прошел крестный ход, затем самыми маленькими прихожанами был дан для всех праздничный концерт. После этого вынесли в храм более десятка корзин с куличами, кои раздавались прихожанам. В дальние ряды куличи бросали, кому Бог пошлет. И мне один достался

Метки:

В который раз убедился в справедливости утверждения, что не стоит заниматься тем, в чем некомпетентен. В субботу во время фронтальной уборки нашего Университета решил внести посильный вклад в оборудование университетского храма. Не понравилось мне, вишь ли, что иконы стоят на полу сиротливо и неприкаянно. Пару раз говорил о том нашим "храмовникам", но дело не двигалось. Эх, размахнись, рука, раззудись, плечо. Позвал мастеров, прикинули вместе, куда и что пристроить, чтоб было "красиво". Пристроили, умиляясь делу рук своих. А потом как огреб я по первое число-о... :-( И то не так, и нельзя, чтоб иконы на такой высоте висели, ибо к ним невозможно приложиться, и...
В общем, сегодня мы вернули все в первообразное состояние, предоставив заниматься дальнейшим процессом тем, кто в том сведущ:-(
Но однако ж радеть о деле мне никто не мешает. Уже скоро прибудет "мой" Спиридон. А хотелось бы еще и лики иных достойных святых мужей и жен зреть в храме. Ту же св. Татьяну. Да и жертвенник с престолом нужны. Но на все надобно денег... :-(

Метки:

Киев всегда был городом таинственным и мистическим. По крайней мере, для писателей, чье творчество не чуждо романтизму. Именно в те времена «мать городов русских» стала/стал еще и прибежищем нечистой силы, городом, где куда ни плюнь, тут же попадешь в ведьму или чародея. В последнее время эта фольклорно-романтическая традиция с новой силой возродилась в произведениях отечественных авторов, прежде всего, киевлян. Оно и не удивительно. Кто, как не уроженец стольного города, напишет о нем с такой силой, любовью и искренностью. Пальма первенства тут по праву принадлежит Ладе Лузиной, пишущей уже более десяти лет цикл «Киевские ведьмы» о похождениях трех молодых киевлянок, по воле Судьбы сделавшихся киевицами – хранительницами родного города. Но вот, похоже, у Лузиной появился соперник на этом поприще – Сергей Головачев с его романом «Лысая гора».
Книга, на данный момент состоящая из двух частей (и это еще не конец), написана в жанре, который достаточно сложно определить. Тут вам и «криптоистория», когда оказывается, что всю историю Земли мы с вами читали и понимали не совсем так, как оно было на самом деле. И городское фэнтези, действие в котором происходит в большом мегаполисе, где рядом с людьми существует нечистая сила в «чистом» виде, а также представители всевозможных волшебных рас (вроде песиголовцев, нагов, нифелимов и пр.). И эсхатология, пророчествующая о судном дне и всем с ним связанном. И конспирология, говорящая о вселенском заговоре неких темных сил против человечества. И сатира на современное общество... В общем, каждый читатель может повернуть сюжет по своему вкусу.
Форма тоже выбрана не совсем обычная. Перед нами то ли беллетризованный путеводитель, то ли пособие для ролевой игры. В центре повествования разношерстная группка людей, ходящих вслед за таинственным экскурсоводом по памятным местам одной из киевских Лысых гор (она же Девичья). Параллельно идет сюжет, связанный с несколькими девушками, обладающими парапсихологическими способностями. Ну, и еще пару сюжетных линий, повествующих то об инопланетянах, заделавшихся местными (земными) богами, то о полубезумном отце-инквизиторе, то о молодежных группах. Перекрещивающиеся сюжеты порой приводят к тому, что одно и то же явление или памятное место описывается несколько раз с различных ракурсов и с разнящимися трактовками. Ну, как известно, повторение – мать учения (хотя повторы иногда напрягают).
Книга построена на множестве литературных реминисценций. Здесь есть интертекст и из мифов народов мира (например, шумеро-аккадских), и из Библии (что тоже «по соседству» с Междуречьем), чувствуется знакомство автора и с современной литературой – книгами Георгия Zотова, Лазарчука с Успенским, Лады Лузиной и др. Лузина даже выведена в книге в качестве персонажа под своим собственным именем Владислава. И, разумеется, арбитром для самого писателя, его литературным маяком стал Михаил Булгаков, внесший неизмеримый вклад в развитие киевского литературного мифа. Сергей Головачев тактично полемизирует с Мастером.
Если у Булгакова поэт Бездомный, написавший антирелигиозную поэму, и редактор толстого журнала Берлиоз признаются специалисту по чёрной магии Воланду, что они, как атеисты, не верят в бога и не признают дьявола, и более того, убеждены, что Иисуса, как личности вообще не существовало, то у Головачёва бог и дьявол не только существуют, но и являются сводными братьями, вечно враждующими друг с другом. Более того, - после того, как безумный инквизитор произносит ключевую фразу: «Изыди, дьявол, из горы сия!», дьявол не медлит появиться и становится главным действующим лицом светопреставления, на котором на пару с господом вершит страшный суд над грешниками. Именно эти грешники, для которых все смертные грехи уже давно стали добродетелями, и привели сегодняшний мир на грань катастрофы.
Действие романа происходит в знаменитую Вальпургиеву ночь, когда активизируются все враги рода человеческого, слетаясь на шабаши в места, подобные киевской Лысой горе. Ночь у Головачева длится неимоверно долго, вмещая в себя чуть ли не вселенские время и пространство. Перед нами проходят события даже не «времен Очаковских», а едва ли не допотопных, куда там, до сотворения мира. Автор насыщает текст многочисленными философскими отступлениями-размышлениями по самым разным проблемам этики и морали. Слава Богу, делает он это нескучно, явно памятуя заветы просветителей, призывавших сочетать полезное с приятным.   

Profile

andrejchernecov
andrejchernecov

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com