?

Log in

No account? Create an account

Что-то вроде "визитной карточки". Дабы ведал народ, к кому в журнал зашел ;-)

Horse+



А сие мой кошелечек на Яндекс-деньгах: 410011014949209
Кто копеечку кинет, тому низкий поклон. Ибо всякое даяние есть благо, а рука дающего не оскудеет. Тем паче что все эти средства идут на богоугодные дела. Особенно сие касаемо авторов, кои хотят, чтоб об их творчестве было что-то написано (если это не запланированное чение).

Salve!

Чёрный Игорь Витальевич (псевдоним Андрей Чернецов), родился 7 сентября 1964 г. в г. Харькове. В 1971 г. пошел в 1-й класс средней школы № 103 г. Харькова, а в 1981 г. закончил ее. В августе 1981 г. поступил на филологический факультет Харьковского государственного педагогического института им. Г. С. Сковороды (отделение русского языка и литературы) и в июне 1985 г. окончил полный курс указанного высшего учебного заведения, получив специальность «учитель русского языка и литературы». С ноября 1985 года по июнь 1987 года служил в Вооруженных Силах СССР, в городах Свердловск и Вологда.
В октябре 1987 г. поступил в стационарную аспирантуру ХГПИ им. Г. С. Сковороды по кафедре русской и зарубежной литературы. В марте 1990 г. досрочно закончил аспирантуру, защитив кандидатскую диссертацию на тему: «Исторический роман М.Н. Загоскина». Работал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом кафедры русской и зарубежной литературы Харьковского государственного педагогического института им. Г.С.Сковороды (ныне Харьковский национальный педагогический университет).

В сентябре 1994 г. перевелся на кафедру истории Украины и культуры (впоследствии кафедра украиноведения, кафедра истории государственности Украины и украиноведения, затем реорганизована в кафедру гуманитарных и экономических дисциплин, сейчас вновь кафедра украиноведения) Университета внутренних дел МВД Украины (г. Харьков) (сейчас Харьковский национальный университет внутренних дел), которую возглавил в июле 2013 г. Поступил на службу в органы внутренних дел, дослужился до специального звания "полковник милиции", в декабре 2014 года вышел в отставку по возрасту (на пенсию). В апреле 1998 г. защитил докторскую диссертацию на тему: «Творчество Н.В. Кукольника и русская литература 1830-х — 1840-х годов». В апреле 2002 г. получил ученое звание профессора. Руководит научной работой соискателей. Под его научным руководством защищены 3 кандидатские диссертации.
Является автором 27 фантастических романов, а также в более 200 научных, методических и литературно-критических работ, посвященных истории русской литературы XIX века, современной русской фантастической прозе.
Лауреат жанровых премий "Серебряный кадуцей" МФФ "Звездный мост-2001", "Золотой Роскон" (2002), "Серебряный Роскон" (2004), "Чаша Бастиона" (2006), "Хлёсткий критик" (2010), "Золотая осень" имени С.Есенина (2013).

Спустя два года после расставания Лиза Чернова вновь встречает Дэна Весенина. И снова при довольно странных и трагических обстоятельствах. Одна за другой гибнут от рук маньяка девушки, на телах которых убийца оставляет книги Дениса. Разражается скандал, грозящий погубить репутацию молодого писателя. Лиза и Дэн начинают собственное расследование, хотя все предзнаменования говорят, что лучше бы молодые люди не встречались вообще.

Роман «Вальс над бездной» стал долгожданным продолжением «Колыбельной для смерти», закончившейся весьма странным расставанием главных героев. Что-то подсказывало, что их история недосказана, что они должны непременно встретиться. Так и вышло. Наталья Калинина подарила нам добротный мистический триллер с детективным сюжетом и ярко выраженной любовно-сентиментальной историей, приправленный изрядной долей психоанализа.

Известно, что корни многих людских фобий и комплексов уходят в прошлое, чаще всего в детские годы того или иного человека с расшатанной психикой. Романистка обнажает перед читателем подоплеку поведения своих персонажей. Делая это настолько мастерски и реалистично, что сначала даже сомневаешься, книгу того ли автора взял в руки. Где же привычные мистика и потусторонние силы? Однако вскоре все это появляется и начинает умножаться, словно снежный ком, превращающийся в грозную лавину. В основу «жуткой» линии Калинина кладет историю, весьма напоминающую детские страшилки о «гробе на семи колесиках» и «черной перчатке». Её персонаж из потустороннего мира тоже своего рода чистильщик, восстанавливающий справедливость и равновесие. Еще одними колоритными «помощницами провидения» становятся в романе бабульки-знахарки, олицетворяющие народную мудрость и опыт борьбы с нечистью.

Конечно же, не забывает автор и о лавстори, показывая непростую историю воссоединения героя и героини, против чего, кажется, ополчились все и вся. Лиза во много оказывается сильнее Дэна, хоть и тот не ударяет лицом в грязь. В принципе, они стоят друг друга. Просто героиня имеет возможность обратиться за помощью к внеземным силам, а герой полностью полагается лишь на силы собственной души и тела. Хоть основные силы ушли у Калининой на создание ключевых персонажей, не были обделены авторским вниманием и второстепенные. Так, дополнительные штрихи к раскрытию характеров получили здесь Инга и Алексей Черновы, Вадим Дохновский. А вот характер главной «стервы» Алины Стрельцовой явно схематичен и гиперболизирован.

Очень хорошо прописана в романе писательская кухня, начиная от этапа замысла автором своего произведения и его воплощения до маркетинговых мероприятий, связанных с реализацией уже вышедшей книги.

Увлекательный мистический детектив, напомнивший о детских страхах и страшилках.

Всеволод Серебров – банкир, входящий в список Forbes, готовится встретить Новый год. И все бы ничего, если бы не надоедливые должники, которые чуть ли не штурмом пытаются взять его финансовую твердыню, умоляя отсрочить выплату ипотечных долгов. Но жестокосердый «Серый Волк» (как его зовут за глаза просители и подчиненные) не желает ничего слышать о новогоднем чуде, о необходимости сострадания, милосердия. Чудес не бывает, считает он. Оказывается, все-таки случаются, и еще какие…

Юлия Набокова по случаю приближающегося Нового года подарила нам очередную святочную историю. На этот раз больше рождественскую, чем новогоднюю. Потому как сюжет уж больно напоминает «Рождественскую песнь в прозе» Чарльза Диккенса. С примесью твеновского «Принца и нищего». Но тут просто использован прием обмена местами двух героев. При этом внимание автора сосредотачивается лишь на одном из них, практически игнорируя второго.

В отличие от предыдущих своих новогодних романов писательница не сосредотачивается на любовно-сентиментальной линии, предпочтя ей морально-этический аспект. Выиграл ли от этого текст? Судить не нам, а целевой аудитории, которой адресовано произведение. Написанное просто и без филологических интеллектуальных изысков, оно, несомненно, придется по вкусу любителям душевных сентиментальных сказок, где Добро непременно торжествует над Злом. Думается, что историю, рассказанную Набоковой, особо оценят люди, пострадавшие от равнодушия злокозненных банкиров.

Главный герой – несомненная удача Набоковой. Он получился живым и полнокровным, а не просто шаржем на бездушных финансовых воротил, обижающих несчастных заемщиков. Кое в чем он даже прав, полагая, что если не знаешь, как и чем будешь отдавать долги, то не стоит и брать кредит. А если уж взял, то будь добр плати по взятым на себя обязательствам. Однако важно для смысла романа не это. Как бы ни прав был Серебров, все его аргументы и доводы разбиваются о нехитрую житейскую мудрость: ни при каких условиях нельзя забывать, что ты человек, а не Серый Волк. Лишь осознав это, герой получает возможность возродиться, повернув время вспять. Неплохо получился в книге Рождественский Дед – всеведущий, многоликий, жестокий и добрый одновременно.

Удачны и практически все женские образы «Праздника по обмену». Особенно Али и Любочки Бедняковых («говорящие» фамилии персонажей, как нам показалось, не совсем удачный прием, характерный для откровенно дидактической литературы). Если Алевтина – типичный образец женщины, готовой пожертвовать всем ради семьи, то ее дочка обладает волшебным даром видеть людей такими, каковы они есть на самом деле. Немного «подкачала» Инга. Если при первом знакомстве она произвела впечатление бесшабашной девчонки, не боящейся бросить вызов сильным мира сего, то под конец книги героиня все больше напоминает Снежную Королеву, которая совсем не разбирается в людях.

Грустная и добрая история, которая могла произойти только на святки.

Метки:

Кальдерон утверждал, что жизнь - это сон. А ведь порой бывает совсем наоборот. Сон может быть с продолжением, видеться не единожды, да так реально, что уже перестаешь различать, где сновидение, а где явь. Вот пару раз снилось мне, что работаю то над одним романом, то над другим, то над третьим. Вроде, совсем немного осталось в каком-то из текстов дописать, а отложил, потому как другой сдавать пора. Нынче ночью проснулся и думаю: хм, хм, а где же они у меня лежат, недописанные-то? Надо бы таки закончить что-то, ведь, вроде, неплохо получалось. И тут понимаю, что все это сон...
Произведение современной харьковской писательницы Ирины Потаниной «Фуэте на Бурсацком спуске» (2018) по жанру принадлежит к популярной сейчас разновидности криминального романа - ретродетективу. События, описанные в нем, происходят в 1930 году в Харькове, который тогда был столицей Украины. Сюжетным стержнем повествования является раскрытие группой детективов-любителей громкого убийства, совершенного в местном оперном театре. Однако перипетии напряженного криминального сюжета не являются главными для автора. Задачей ее было воссоздать образ родного города и его жителей почти вековой давности.
Одной из главных художественных особенностей произведения является то, что писательница фактически реконструирует историю собственной семьи. Главным героем романа выступает прадед автора - известный журналист, театральный критик и педагог Владимир Морской (1899-1952), погибший во времена сталинского террора. Среди персонажей также дочь-подросток Морского Лариса - бабушка писательницы по отцовской линии, многочисленные родственники театроведа, который был четыре раза женат. Некоторым из них Потанина несколько изменила имена и фамилии (как, например, отчиму Ларисы Яну Кирову, который стал в книге Яковом), однако большинство выведено под собственными именами.
Поэтому книга приобретает отчетливо личностного характера, поскольку автор делится с читателем сведениям наполовину приватного качества. Мы становимся свидетелями семейной жизни героя: его шутливых ссор с третьей женой Ириной, нежных чувств к единственной дочери, заботы о членах семьи первой жены, которые оказались в трудном положении. Вместе с тем такой подход позволяет воспроизводить историю, по пушкинским выражению, «домашним образом», воплотив в истории одной семьи историю целого государства.
Главным объектом воспроизведения исторического колорита в романе становится театральная жизнь первой украинской столицы, которая разворачивается на фоне богатых архитектурных декораций (главным образом центральной части города). Автор подробно описывает каждое строение, памятник, достопримечательность. Часто эта работа носит поисковый характер, поскольку большинство из архитектурных памятников, о которых идет речь в романе, не сохранились до нашего времени, будучи уничтоженными или во время довоенной сталинской перестройки и «благоустройства» Харькова, или в годы войны.
Много внимания уделяется топонимике города. Тщательно перечислены названия тех или иных районов, местностей, улиц, площадей. Сообщается, как называлась улица/площадь/спуск в старые, дооктябрьские времена, как стала называться при советской власти и почему. Показан относительный консерватизм горожан в этой сфере. Новые названия не очень приживаются, встречают определенное сопротивление в сознании горожан, которые в повседневном быту в отличие от официальной сферы используют старые и привычные наименования. Таким образом, «Фуэте на Бурсацком спуске» становится своеобразной энциклопедией Харькова первой трети ХХ века.
Наряду со сравнительно небольшим количеством вымышленных персонажей в романе Ирины Потаниной действует много реальных исторических фигур. Рядом с Владимиром Морским и членами его семьи выведены нарком образования УССР Николай Скрыпник, драматург Николай Кулиш, балетный танцовщик Асаф Мессерер, актриса Ванда Яновичева (мать режиссера Леся Курбаса), чекист Степан Саенко, критик Григорий Гельфандбейн (в романе - Гельдфайбен) и др. Некоторые из них становятся эпизодическими фигурами, другие играют в сюжете романа довольно значительную роль.


Семеро людей – три женщины и четверо мужчин, собранные в одну команду неведомым нанимателем, отправляются в экспедицию в далекую тайгу на поиски таинственно сгинувшего в начале ХХ века поместья золотопромышленника Игната Горяева. У каждого из семерки имеется свой скелет в шкафу и свои причины участвовать в этом опасном походе с непонятными целями. Путь их сопряжен с многочисленными опасностями, среди которых угроза нападения вооруженных до зубов бандитов не самая страшная. Есть еще нечто непонятное, клубящееся черным вороньем вокруг путешественников, грозящее жуткими бедами как им самим, так и всему человечеству.

Романы Татьяны Корсаковой «Вранова погоня» и «Сердце ночи», по замыслу автора, составляют дилогию, связанную общим сюжетом и героями. Хотя по структуре они больше напоминают одно большое произведение, «разрезанное» по издательским соображениям на две книги. Понятно, что по содержанию оба тома разнятся в жанровом отношении. Первая книга – типичный психологический триллер с элементами городского фэнтези. Вторая – уже чистая мистика с традиционными для книг Корсаковой историческими отступлениями. Для реализации авторской задачи не хватило самой малости – отдельной развязки и завершения сюжета во «Врановой погоне», заканчивающейся многозначительным «троеточием», и завязки с «мостиком» в предыдущую книгу в «Сердце ночи». В остальном писательница блестяще подтвердила титул, заявленный в названии серии, в которой вышли книги. Она поистине «королева мистического романа».

Во «Врановой погоне» читателю представлены истории основных действующих лиц. Почти всех и почти полностью. Многое остается недосказанным, получая освещение уже в «Сердце ночи». Центральной становится здесь история талантливой молодой художницы Эльзы и ее друга, хирурга Никиты, которым Судьба дала второй шанс разобраться в своих чувствах. Впрочем, сюжет со второй парочкой – светской дивы Анжелики и блогера Лешего – практически не уступает, а порой и превосходит по накалу страстей основную сюжетную линию. Автор правильно избирает разные тональности для обеих историй. Если первая написана в откровенно мелодраматическом ключе, то вторая исполнена иронии и даже издевки в отношении представителей полусветской тусовки. Третья сюжетная линия, повествующая о поварихе Марфе и леснике Архипе, немного теряется на фоне первых двух, хотя также мила и трогательна.

Изюминкой и гвоздем «Сердца ночи» является, конечно же, историческая часть, рассказывающая о приходе в наш мир потусторонних сил, олицетворяемых таинственным Враном, и о зарождении небольшого кружка тех, кто может противостоять ему. В этой истории много сказочного, чудесного. Тональность повествования напоминает то уральские сказы Бажова, то авантюрно-социальный сибирский роман Шишкова «Угрюм-река» (недаром фамилии главных героев слегка созвучны: Громов – Горяев). Достаточно точно описаны исторические реалии, местный колорит и нравы былых времен. Получает развитие и завершается история «великолепной семерки». Все маски сброшены, скелеты вынуты из шкафов. Даже в развязке автору удается чуток пощекотать нервы читателю, заставив поволноваться за судьбы некоторых главных героев.

Эпическая, растянувшаяся на несколько веков история, где мистика сплелась с мелодрамой, а триллер – со сказкой и ироническим дамским романом.

"Кашевар"

В промежутке между чтением текстов, написанием рецензий и научных статей...

Метки:

Угодившая в затруднительное финансовое положение студентка Квартенского университета магии Элеяра Кимстар решила подзаработать, нанявшись в респектабельное увеселительное заведение магичкой грез. И, даже не приступив к службе, едва не погибла, если бы не заступничество синеглазого блондина, оказавшегося полковником армии оккупантов-давелийцев, да еще и темным магом. Вслед за этим на голову девушки обрушился целый водопад неприятностей, среди которых испорченный завистниками гардероб – это лишь детская шалость. А ведь Элея всего-навсего хотела доказать родным, что у неё есть характер.
Похоже, романтическая фантастика, уже вполне сложившаяся как самостоятельная ветвь «литературы крылатой мечты», стала обрастать жанровыми разновидностями. Здесь имеется своя НФ с космическими кораблями, инопланетянами и звездными войнами; городское фэнтези, раскрывающее тайны большого города; сказочная фантастика, населенная единорогами, драконами и людоедами. Роман Ланы Ежовой «Темные не признаются в любви» можно отнести к достаточно распространенному нынче типу «великосветского» фэнтези, героями и персонажами которого являются представители аристократических кругов, а сюжеты вверятся вокруг правящих династий и их дворов, наполненных тайнами, интригами и заговорами. Сочувствовать ли действующим в блестящих декорациях лицам или недоумевать по поводу тщетных потуг сочинителей изобразить никогда не виданные ими роскошь и типажи – это уж зависит от мастерства автора книги. Думается, что Лана Ежова вполне справилась с трудностями и опасностями, явив нам вполне правдоподобную историю с довольно симпатичными и запоминающимися образами.
Понятно, что основной движущей силой сюжета этого романа, как и большинства ему подобных, становится Любовь. Однако писательнице удалось вписать в любовно-сентиментальную рамку довольно динамичное, пестрое и непротиворечивое повествование, изобилующее и батальными сценами, и юмористикой, и философскими размышлениями, и поэтичными картинами творимых героиней иллюзий. Кажется, Элея повторяет классическую судьбу Золушки, но обыграно это с использованием нешаблонных приемов и поворотов сюжета. Похвально и то, что героиня не затмевает собой остальных женских персонажей, среди которых немало удачных и могущих потягаться с младшей Кимстар в праве считаться основным лицом книги. Мужские характеры более традиционны и приземлены, и даже бравый красавец-полковник Джаред, увы, не исключение из общего правила.
Мир коронованной интриги, великосветских хлыщей, дуэлей и волшебства, где все побеждает и примиряет чародейка Любовь.

Приключения юного лондонского паренька Эдмунда, волею случая оказавшегося в секретарях у частного сыщика и внештатного консультанта Скотланд-Ярда Лиса – яркого представителя расы «близких к природе» – разумных зверей, повадками мало отличающихся от людей, продолжаются, становясь все более опасными. Некто чрезвычайно могущественный начал настоящую охоту на сыщика-интеллектуала и его домочадцев. Удастся ли им уцелеть и вычислить гения преступного мира, наводящего ужас на британскую столицу конца XIX века?

Книга Андрея Белянина «Египетская сила», продолжившая историю сыщика Лиса и его секретаря Эдмунда (которого работодатель отчего-то упорно именует Майклом), уже менее насыщена подробностями о мире, где рука об руку с людьми живут разумные, говорящие звери, зато буквально переполнена головоломными приключениями. Сюжеты некоторых рассказов, составляющих роман, явно перекликаются с классикой. То узнаешь мотивы Уилки Коллинза в деле о похищенных драгоценностях, то вспоминается Конан Дойл с его несравненной авантюристкой Ирэн Адлер и скандальным происшествием в крошечном королевстве Богемия.

Автор вообще любит «играть» с классическими текстами. Произведение изобилует перелицованными стихотворениями Бернса, Блейка, Шекспира. Стилизации не всегда удачны, однако забавны. Еще одним ярко выраженным художественным приемом становятся в «Египетской силе» описания кулинарных изысков, которыми потчует хлебосольный Лис своих гостей и вечно голодного Эдмунда. Думается, здесь явная параллель с еще одним знаменитым литературным героем-сыщиком – Ниро Вульфом, неизменно озабоченным тем, чтобы его клиенты были накормлены. Белянину не откажешь в умении живописать застолья. Возможно, у него давно зреет идея сочинить собственную книгу кулинарных рецептов по примеру ряда знаменитых коллег-писателей.

Преступления, которые приходится разгадывать Лису и его секретарю, хоть и разнообразны, но, в принципе, не выходят за рамки литературных традиций и вполне соответствуют описываемому миру и эпохе: хищение музейных и иных ценностей, убийство в замкнутом помещении, пропажа важных документов, разбой и т.п. Писатель задействует в этом томе новые виды «близких к природе», из которых самыми колоритными представляются хулиганы-хорьки и повариха-свинка. Манеры поведения этих разумных прямоходящих почти совпадают с повадками их четвероногих собратьев.

Забавные истории из жизни псевдовикторианской Англии, которые придутся по душе поклонникам творчества Белянина и любителям детективно-приключенческой литературы.

Осенью 1825 года подростки Петр Никольский и Павел Вершинин становятся свидетелями последних дней жизни императора Александра I, приехавшего в Таганрог и скоропостижно здесь скончавшегося. Спустя пятнадцать лет повзрослевшие герои в Сибири, куда занесла их судьба, случайно знакомятся с таинственным старцем Федором Кузьмичом, в чертах которого есть поразительное сходство с обликом покойного государя.
Роман Анастасии Герасимовой "Вензель императора" - не первая попытка воплотить в литературе образ старца Федора Кузьмича, скончавшегося в Тоболе в 1864 году. В то или иное время к нему обращались Л.Толстой, Д.Мережковский, Д.Самойлов, И.Таланкин, В.Пелевин. Каждый из них искал и находил в этой загадочной личности что-то свое, собразное собственным мыслям и мировоззрению. Одни считали, что Александр Первый и Федор Кузьмич - это два разных человека, другие отождествляли их. Точка в споре пока не поставлена и вряд ли когда он заверщится.
Герасимова считает, что старец Федор Кузьмич и Александр I - это одно и то же лицо. В своем романе, представляющем беллетризированную версию истории тобольского старца, она приводит все аргументы за и против, причем первых гораздо больше. Федор Кузьмич у нее - настоящий праведник и кудесник. Из многочисленных свидетельств людей, близко знавших старца, известно, что он обладал даром предвидения. Неоднократно убедились в прозорливости своего учителя и духовного наставника главные герои романа. Их скептицизм, свойственный людям средины XIX века, постепенно рассеивается под влиянием "чудес", явленных им отшельником. Одолеваемый революционными идеями Петр Никольский даже излечился от своих заблуждений, став подлинным патриотом и верноподданным. Прежде приводившие его в восхищение декабристы начали казаться Никольскому кучкой безумцев, чуть не столкнувших Отечество в пропасть безумия. Устраивает Федор Кузьмич и личное счастье героев.
Книга написана в целом бойко и ровно, однако не покидает ощущение, что все это списано с какого-то дореволюционного источника. Возникают невольные параллели с сочинениями Л.Чарской и В.Крыжановской-Рочестер. Стилистика, сюжетостроение, характеры и, главное, авторская позиция - все это оттуда, из далекого "предоктябрья".
Окончательного ответа на главный вопрос писательница не дает, но симпатии ее явно на стороне версии о тождественности императора и тобольского старца.

Метки:

Ставший не по своей воле ведьмаком Александр Смолин начинает осваиваться в новой «профессии», а заодно тяготиться положением обычного мелкого банковского клерка. Тем более что открывшиеся у парня сверхъестественные способности сулят ему заманчивые перспективы. Отчего же не поставить их на коммерческую основу, если предложения подобного рода так и сыплются со всех сторон? Но обращаться с даром следует осторожно. Не ровен час, навлечешь на свою голову беду, разбудив мстительные темные силы.      

Как-то привычным стало считать городское фэнтези, посвященное ведьмам, колдовству и всевозможной мелкой и крупной нечисти, уделом авторов, принадлежащих к прекрасному полу. Оттого пристальнее и внимательнее приглядываешься к книгам на ту же тематику, выходящим из-под пера мужчин.

Андрей Васильев, выпустивший уже второй роман о московском молодом ведьмаке Саше Смолине, довольно уверенно чувствует себя в облюбованном фэнтезийном пространстве. Его цикл отличается динамичным сюжетом, легким стилем, живыми персонажами. Здесь мирно уживаются навьи силы и невероятные происшествия с тривиальными сценами жизни столичного офисного планктона. Причем любопытно наблюдать за трансформацией главного героя – типичного представителя многочисленного племени клерков, постепенно высвобождающегося из пут условностей, диктуемых писанными и неписанными инструкциями и циркулярами. Смолин, осваивая премудрости ведовства и некоего загадочного «покона», сбрасывает с себя наносное, неестественное, возвращаясь к древним истокам, к состоянию природного человека. Думается, что здесь автор чуток переборщил с описаниями рефлексии героя, отчего текст порой страдает избыточностью (многоглаголанием), что идет во вред динамике сюжета.

В «женском» городском фэнтези стержневым, базовым началом является любовь. У авторов-мужчин, в том числе и у Андрея Васильева, романтический элемент также присутствует, но он не основной. Понятное дело, что истинный герой, пусть он, как Смолин, и не красавец-мачо с мускулистым торсом, должен иметь возлюбленную, которую он по ходу дела завоевывает и спасает (или, наоборот, она становится его палочкой-выручалочкой). Но это так, походя, от случая к случаю. Основное внимание сосредотачивается на противоборстве с нечистью и бесчисленными врагами и приобретению друзей среди навьих сил. Надо сказать, что «друзья» Васильеву удались больше, чем враги. Лешие, русалки, домовые и подъездные в «Знаках ночи» просто душки. Потешно наблюдать за тем, как они осовремениваются, осваивая передовые технологии и достижения цивилизации.

Хорошая, добрая и веселая сказка, показывающая, что на скучной, пусть и стабильной работе не сошелся свет клином, и жить нужно в полную силу, оставаясь при этом человеком. 

Ишь, ты. А, оказывается, и мои книги на иностранные языки переводили. Каунасское издательство "Эридан" в 2005 и 2006 выпустило в переводе на литовский "Гималайский зигзаг" и "Святой остров". Тиражи 2000 и 1700 экз. Интересное дело. Горжусь, конечно. Но как-то любопытно, кто разрешал и кто получил гонорары? Или оно благотворительное все было?..
Разглядываю обложки и оторопь берет. Вот это чудо-юдо в рогатом шлеме - неужели рыжая бестия Бетси МакДугал?!!


Profile

andrejchernecov
andrejchernecov

Latest Month

Декабрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com